Председатель Контрольно-счетной палаты Воронежской области Игорь Селютин: «Я всегда болею за то, что оставил после себя»

Воронеж. 07.08.2019. ABIREG.RU – Эксклюзив – Игорь Селютин руководит областной Контрольно-счетной палатой с мая этого года. Выходец из органов внутренних дел, в 2015 году он возглавил УФМС по Воронежской области, а затем – контрольное управление облправительства. По собственным словам, чиновник привык лично вникать в процессы, которыми руководит, этот опыт он использует теперь и в счетной палате. О прошлых успехах, первых шагах на новой должности и принципах работы с подчиненными Игорь Селютин рассказал в эксклюзивном интервью «Абирегу».
– Игорь Викторович, вы довольны, что стали руководителем Контрольно-счетной палаты Воронежской области? Может, это ссылка для вас или просто перевалочный пункт в дальнейшей карьере?
– Я воспринимаю эту должность как очередной этап в карьере и возможность проявить себя в новом качестве. В своей жизни я всем доволен. Я прошел хороший путь и всегда занимался любимым делом.
– Вы начали с МВД. За какие вопросы там отвечали, почему ушли?
– Да, свою деятельность я начинал со службы в милиции общественной безопасности, получил бесценный опыт работы от простого исполнителя до серьезного руководителя. С тех пор всегда имею свою точку зрения по ключевым вопросам. Когда мне поступило предложение перейти в ФМС, я его принял. Это было новое и интересное направление, хотелось его освоить, а я привык ставить перед собой высокие цели и достигать их. За довольно короткий срок стал одним из руководителей этой службы.
– Рассказывают, что вы значительно ускорили работу сотрудников ФМС.
– Да, без ложной скромности могу сказать, что за время моего руководства ФМС по Воронежской области из конца рейтинговой таблицы мы вошли в десятку лучших по России. Например, болезненным вопросом было получение загранпаспорта – люди занимали очереди с ночи. И мне приходилось вмешиваться в деятельность этого подразделения: я лично садился с сотрудником на каждом этапе прохождения документов, чтобы вникнуть в процесс. В итоге мы оптимизировали работу и добились того, чтобы люди сдавали документы в течение получаса. Очереди были ликвидированы. Я считаю, что руководитель должен детально знать работу каждого подчиненного – только так он может контролировать и корректировать работу сотрудников.
– То есть вы выполняли обязанности рядового сотрудника?
– Да, и не вижу в этом ничего зазорного. Сначала надо всё выстроить, изучить профессиональный уровень сотрудников, определить, что необходимо подтянуть и исправить в организации работы. Мой принцип по жизни в общении с подчиненными: если ты что-то напортачил – приди и скажи, давай вместе исправим, а если ты это укрыл, то потом сложно, а иногда и невозможно исправить ситуацию. Но совсем «не влезать» и бросить на самотек не получится – нужно сохранять обратную связь с подчиненными.
– Какие ключевые критерии вы выделяете при проверках?
– Основным критерием является эффективное использование бюджетных средств. Так, например, в Павловском районе построили мусороперерабатывающий завод, потратили 24 млн рублей, но не предусмотрели строительство коммуникаций, в результате он так и не заработал. Время идет, а завод всё стоит. Разве это эффективное вложение денег? Да, можно объяснить это короткими сроками освоения денежных средств. Но ведь надо работать на опережение, детально и системно анализировать ситуацию и принимать взвешенное решение.
Выявляя нарушения, мы должны не только это констатировать, а предложить способ, как их устранить или исправить. Например, по мусороперерабатывающему заводу решается вопрос о выделении дополнительных средств, чтобы запуск наконец-то состоялся.
– У вас сотрудники такие же принципиальные или с ними можно договориться?
– Вопрос не в том, можно договориться или нет. Нужно выстроить систему контроля, которая максимально не позволяла бы этого сделать. Мы ввели промежуточные доклады: инспекция выезжает на проверку, а через 10 дней представляет промежуточный доклад о состоянии дел. Так все проблемные вопросы, связанные с возможностью «договориться», сами собой всплывают. Кроме этого, с целью профилактики коррупции, когда сотрудник выходит на проверку, мы согласуем соответствующее распоряжение с отделом кадров. Мы актуализировали анкеты, и теперь, когда сотрудник идет, например, на проверку в составе строительной инспекции, мы смотрим, нет ли у него родственников в руководящем составе компании.
– Еще никого не уволили?
– Я не сторонник набирать новую команду. Ценность руководителя в том, чтобы он мог четко определить цели и задачи, учитывать компетенцию каждого сотрудника и достигать максимального результата. Если кому-то не хватает знаний и умений – надо ему помочь, а если нет желания, то ему с нами не по пути.
– Мало людей, которые понимают, что им нужно что-то подтянуть, это такие редкие проактивные экземпляры.
– Мир не стоит на месте, динамично развивается, и волей-неволей приходится постоянно учиться. Что касается меня, то первым моим образованием было физико-математическое, потом, работая в ОВД, окончил с отличием юридический факультет. Позже понадобилось экономическое образование, курсы проектного управления и информатизации.
– Какие-то проблемы уже заметили на новом месте?
– Пока мы еще работаем так называемыми дедовскими методами. Нам приходится запрашивать кучу томов бухгалтерской отчетности при подготовке к проверочным мероприятиям, а это негативно влияет на сроки и качество подготовительного этапа. При этом Счетная палата РФ имеет доступ к 170 базам данных, благодаря этому они в режиме реального времени мониторят ситуацию. У нас на сегодняшний момент нет таких возможностей, этот вопрос пока законодательно не закреплен.
– В отчете за прошлый год сказано о девяти проверках, результаты которых были направлены в МВД. Есть ли у КСП полномочия отслеживать ход дела? Возбуждались ли дела?
– Воздействовать на принятие решений мы не имеем права. Если мы считаем, что принятое решение неправомерно, то у нас есть право на обжалование. В 2019 году прокурор Верхнемамонского района утвердил обвинительное заключение по уголовному делу, возбужденному на основании ст. 159 ч.3 УК РФ («Мошенничество в крупном размере»). Материалы были направлены в правоохранительные органы в 2016 году. Средства выделялись на оборудование для трудоустройства инвалидов по слуху. И, как оказалось, новое оборудование не приобреталось, средства субсидии были израсходованы не по целевому назначению.
– Чем вы объясните такие большие сроки?
– Во-первых, материалы, которые мы направляем, довольно сложные – это финансовые документы с большим объемом информации, они требуют процессуальной проверки. Во-вторых, не исключаю, что материалы были недостаточно качественно нами собраны. Чтобы исключить это, мы начали комиссионно их изучать, прежде чем направлять в правоохранительные органы.
– Вы можете выполнять даже суперкачественно свою работу, но многое будет зависеть от того, как реагируют на ваши сообщения, какие меры принимают. Как губернатор реагирует?
– Я начну с того, что КСП Воронежской области является постоянно действующим органом внешнего финансового контроля, подотчетным областной Думе. Должностные лица КСП обладают гарантиями профессиональной независимости. Что же касается отношения губернатора, то он, как никто другой, заинтересован в нашей работе, потому что это способствует повышению эффективности государственного управления. Я вижу с его стороны поддержку и понимание.
– За прошлое место работы не волнуетесь? Сейчас вместо вас назначен чиновник из Ярославля Михаил Караулов. Выходил ли он с вами на связь, советовался?
– Мне небезразлично, что будет с моим прежним управлением, – я всегда болею за то, что оставил после себя. Поэтому я оставил свои координаты новому руководителю и предложил в случае необходимости обращаться. Пока не обращался.
– Поднимая бокал шампанского на Новый год и подводя итоги года, каким результатом вы были бы довольны?
– Я буду доволен, если выделяемые бюджетные средства будут максимально эффективно использованы, в том числе и благодаря работе Контрольно-счетной палаты Воронежской области.Екатерина Яньшина Дмитрий Орищенко

Источник

Admin

Добавить комментарий