От бизнеса к акселератору: можно ли заработать на стартапах

С какой целью предприниматель Андрей Комаровский в UNIT.City запустил акселератор Sector X
Андрей Комаровский, основатель акселератора Sector X share tweet share Sector X является международной программой, которая помогает предпринимателям и разработчикам из Восточной Европы выйти на крупный рынок и построить глобальные компании. В Украине и ЕС есть множество специалистов с амбициями и собственными проектами, которые востребованы на мировом рынке. Обучающая платформа бизнесмена Андрея Комаровского это пилотные проекты, устойчивые продажи и инвестиции в стартапы. Delo.ua поговорило с основателем акселератора, выяснив, почему он решил отойти от бизнеса и помогать стартапам выйти на большой рынок. Чем вы занимались до запуска Sector X? Я предприниматель, запускаю разные проекты онлайн и офлайн уже на протяжении 15-16 лет. Некоторое время работал в В2В-продажах в очень крупной компании, управлял филиалами, потом открывал рестораны как директор по франчайзингу и развитию. После того как идеи для стартапов и запущенных собственных проектов достигли определенного количества, мы с партнерами основали стартап-студию CoffeeLab, где акселерировали стартапы по своей бутиковой методологии. Мы находили классных ребят около 30 лет, которые достигли такого этапа в жизни, когда они уже не хотели работать по найму, а создавать свои проекты. Таким ребятам мы давали идеи для стартапов, деньги, пространство в центре города и работали с ними как ко-фаундеры. Я был директором самой крупной в мире образовательной программы для технологических предпринимателей — Founder Institute. Эта программа со штаб-квартирой в Калифорнии работает на пяти континентах. Выпускником программы был такой стартап как Udemy. Сейчас я сооснователь четырех стартапов, работающих в США, России и Финляндии, и основатель акселерационной платформы Sector X. Это экосистемный акселератор, который должен стать точкой входа для украинских и восточноевропейских проектов на западном рынке. Кто еще является партнером и инвестором Sector X? Нас двое, я и Василий Хмельницкий (основатель инвестиционной группы UFuture и UNIT.City — ред). Я — СЕО и сооснователь. Мы инвестируем собственные деньги. У нас есть партнеры, которые вкладывают средства в стартапы акселератора. Какие стартапы вы смогли продать? Стартапы были разные. Например, мы доставляли кофе водителям, которые стоят в пробке. Компания так и называлась «Кофе в пробке». Еще был большой стартап по производству измельчительных машин на базе технологии по дроблению рудных и нерудных материалов. Я привлек инвестиции, запатентовал идею и построил полигон. Так удалось организовать мелкосерийное производство и продать первую партию машин. Стоимость каждой машины была несколько сотен тысяч долларов. Но проект на то время оказался для меня сложным, поэтому пришлось его продать. Как зарабатывает акселератор? Самая распространенная бизнес-модель акселератора — это заработок от доли в капитале на росте стоимости с помощью интенсивного развития компании путем обучения. Нет смысла оценивать финансовый успех или неуспех акселератора в краткосрочной перспективе. Акселератор — это про долгосрочную перспективу. Почему программа разделена на две части — «Песочница» и «Акселератор»? Во время «Песочницы», которая длится около месяца, мы смотрим на команды и стартапы в динамике: как они работают, как быстро добиваются целей, и добиваются ли вообще. На этапе «Песочницы» акселератор не инвестирует, а только формулирует четкую цель, которую нужно достичь, дает персонального трекера, проводит точечные воркшопы и встречи с фаундерами успешных стартапов на рынке США. Мы понимаем, что больше половины стартапов не пройдут дальше в основную программу, но все равно даем крутой контент, приглашаем мощных спикеров и берем больше команд. Отчасти это связано с тем, что нам важно показать, как мы можем работать, какой контент даем, как все это реально работает и как стартапы продвигаются вперед. Цель основной программы, «Акселератора», — пилотные проекты, устойчивые продажи, подготовка команды к следующему раунду инвестиций. Мы инвестируем в те стартапы, которые проходят из «Песочницы» в «Акселератор». Какой-то из стартапов вам уже кажется перспективным? Во-первых, называть фаворитов не очень корректно по отношению к командам. А во-вторых, акселератор часто удивляет. Бывает, что самые активные и гламурные не добиваются никаких результатов за «Песочницу», а бывает, что скромные ребята демонстрируют хорошие достижения. Как проходит рабочий день команд-участников, которые прошли в «Песочницу»? Цель стартапов на этапе «Песочницы» — это верификация проблемы, решения и наличия клиентов на целевом рынке. Соответственно, в зависимости от рынка, на котором работают стартапы — В2В или В2С, они делают либо касдев (интервью с потенциальными клиентами — ред.) и договариваются о пилотах, либо работают над привлечением первых клиентов через сайт/приложение. Сам «Акселератор» дает цель и план работы. Как находясь в Украине можно выявить проблемы других стран, особенно если человек никогда не был, например, в той же Америке? Методологии такие же, как и при физическом нахождении в США — кастомер девелопмент и лин, только удаленно. Просто, находясь в Украине, это общение происходит не за чашкой кофе, а по телефону и видеосвязи. Стартап вкладывает свои деньги на втором этапе, который будет проходить в США? Со стартапами, которые прошли в «Акселератор» из «Песочницы», мы летим в Нью-Йорк. Акселератор предоставляет рабочее пространство, проживание и инвестиции в размере $20-25 тыс. Соответственно, от участников требуются вложения в перелет в Нью-Йорк, еду и транспорт. Я знаю, что есть российские команды, которые не смогли приехать на отбор. Почему они пытаются попасть в украинский акселератор? Разве нет аналогичных компаний в России? Точно не знаю. Понятно, что в России много акселерационных программ, но тех, которые фокусируются исключительно на выходе на западные рынки, в частности США, — почти нет. Плюс никто не дает доступа к такой экосистеме и инфраструктуре, как мы в Unit.city. Вы привлекаете инвестиции от частных лиц? Нам нужны инвесторы, но мы хотим, чтобы это были не случайные люди. Поэтому и запускаем венчурную школу, цель которой является формирование комьюнити инвесторов вокруг акселератора. Это будет двухнедельный курс с участием успешных бизнес-ангелов и представителей венчурных фондов, которые научат отбирать проекты, формировать портфолио, минимизировать риски и т.д. Нужна ли вам поддержка со стороны государства? Если помощь будет умная — это круто. Но я таких кейсов почти не видел. Государство должно создавать условия или просто не мешать. Например, заниматься повышением общего образовательного уровня, стимулировать предпринимательство, давать умные гранты и тд. Почему у нас дефицит кадров в сфере? Я могу выделить три причины, почему так происходит. Первое — это почти полное отсутствие людей в возрасте 40+ с хорошим техническим бэкграундом, которые могут и будут запускать стартапы. По статистике, такие люди и составляют категорию успешных фаундеров в США, Израиле, Финляндии. Второе — это низкая предпринимательская культура населения в целом. Третья причина, как мне кажется, в стране очень мало конкурентоспособного технологичного бизнеса, из которого бы выходили потенциальные фаундеры своих стартапов. Например, в Израиле около 700 R&D центров и филиалов multinationals — крупных международных корпораций вроде Google. Но на одной Кремниевой долине свет клином не сошелся, ведь так? У многих стран получилось стать технологически развитыми, и Украина также имеет перспективы. Я не вижу никаких фатальных факторов, которые могли бы этому помешать. Что нужно сделать, чтобы украинские стартапы оставались работать в Украине? Я не вижу большой проблемы в том, что они уезжают. В большинстве случаев они вернутся, но это будут люди уже совершенно другого качества, с иным мировоззрением и мышлением. Люди стремятся попасть туда, где могут в полной мере раскрыть свои таланты.  Хочу отметить, нам не нужно, чтобы стартапы оставались в другой стране, мы не собираемся вывозить умы. Нам важно, чтобы продажи, маркетинг, коммуникации с инвесторами были там, где есть рынки (клиентские и капитала), при этом вся разработка, аналитика и техническая часть оставались в Украине и в Unit.city. Как акселератор будет функционировать после окончания этой программы? Сейчас мы работаем над акселерационными программами и обкатываем актуальные технологии для украинского рынка, но уже скоро будем преобразовывать ее в платформу. Это значит, что мы начнем предоставлять свою инфраструктуру и экосистему из трекеров, менторов, экспертов и методологий. Предоставлять выход к внешним компаниям и лидерам своих индустрий для того, чтобы они делали собственные сфокусированные индустриальные акселераторы. На нашей площадке может быть 10-20 крутых тематических акселераторов, которые будут управляться профессионалами в определенной нише и работать на наших best-in-class технологиях акселерации.

Источник

Admin

Добавить комментарий